Среда, 21.11.2018, 19:12
Приветствую Вас, Гость | RSS
Категории раздела
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 69
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Может быть интересно » Статьи

Тьма сгущается

Тьма сгущается

11 февраля 2012 Михаил Барабанов
Тьма сгущается

В преддверии столкновения цивилизаций баланс военных сил в мире начал меняться

Центры мирового военного могущества смещаются. С одной стороны, США, построившие поистине глобальную, самую передовую и самую дорогостоящую военную машину, продолжают доминировать в военно-политической области. С другой стороны, ВС США и других западных стран на протяжении последних двух десятилетий постоянно сокращаются. А на Востоке наращивают боевую мощь Китай и Индия. Однако эти подвижки пока не имеют решающего значения.

Районом напряженности и приложения сил великих держав во главе с Америкой сегодня остается Ближний Восток. Новый этап дестабилизации этого региона начался с американского вторжения в Афганистан в 2001 году и продолжился в 2003 году в Ираке. Незатухающий арабо-израильский конфликт (вылившийся в очередную войну в Ливане в 2006 году) и кризис вокруг ядерной программы Ирана продолжали оставаться очагами напряженности все последние годы. Арабские революции и конфронтация Ирана с Западом обострили ситуацию. Запад же своим военным вмешательством во внутренние дела Ливии в 2011 году наглядно дал понять, что готов и дальше проводить жесткую интервенционную политику в регионе.

Соединенные Штаты

Вооруженные силы США остаются наиболее могущественными в мире, пока у них нет равного противника. Сократившись по численности в 90-е годы с 2,42 до 1,49 млн человек, в последнее десятилетие они сохраняют общий уровень численности. В 2011 году она составила 1,43 млн человек на регулярной службе и 848 тыс. в резервных компонентах.

Армия США сейчас располагает 562 тыс. человек, плюс 362 тыс. в Национальной гвардии и 205 тыс. в резерве армии. Организационно в составе сухопутных войск США имеются управления одной армии и четырех армейских корпусов, десять регулярных дивизий (две бронетанковые, четыре пехотные, горная, легкая пехотная, воздушно-десантная, десантно-штурмовая), по четыре бригады в каждой. Есть также восемь пехотных дивизий Национальной гвардии.

Всего армия располагает 46 регулярными боевыми бригадами (включая входящие в дивизии) — 18 тяжелыми, 10 легкими, 8 на бронетранспортерах «страйкер» и 10 аэромобильными и воздушно-десантными. Национальная гвардия имеет 28 боевых бригад (все входят в дивизии) — 7 тяжелых, 20 пехотных, 1 «страйкер». Кроме того, имеется 75 регулярных бригад обеспечения и поддержки, 78 бригад обеспечения и поддержки Национальной гвардии и 59 резервных бригад обеспечения и поддержки.

Военно-воздушные силы США насчитывают 330 тыс. человек плюс 95 тыс. в Национальной гвардии и 69 тыс. в резерве ВВС. В состав ВВС США входят 10 командований, 18 воздушных армий, три резервные воздушные армии, активные ВВС насчитывают 57 авиационных крыльев, восемь космических крыльев, 55 прочих крыльев, 17 авиагрупп, резерв ВВС — 35 авиационных крыльев, одно космическое крыло, четыре авиагруппы, а ВВС Национальной Гвардии — 87 авиационных крыльев. Всего на балансе ВВС США 5300 самолетов (в том числе 2500 боевых), 200 беспилотников и 450 межконтинентальных баллистических ракет.

Военно-морские силы США имеют 324 тыс. человек личного состава и 102 тыс. в резерве. В составе шести флотов суммарно 290 кораблей: из них 11 атомных авианосцев, 14 атомных ракетных подводных лодок, 57 атомных подводных лодок, 9 универсальных десантных кораблей, 21 десантный корабль-док, 22 крейсера, 60 эсминцев, 29 фрегатов, 2 корвета, 14 тральщиков, 2 корабля управления, 11 катеров, а остальные — крупные вспомогательные суда. Морская авиация имеет 1900 самолетов (в том числе 1140 боевых) и 700 вертолетов. Корпус морской пехоты США насчитывает 201 тыс. человек и еще 40 тыс. в резерве. В его составе три экспедиционных командования, четыре дивизии морской пехоты, семь экспедиционных батальонов морской пехоты, четыре авиационных крыла, 600 самолетов (в том числе 370 боевых) и 600 вертолетов. При этом решающий элемент военной мощи США не численность и технические возможности вооруженных сил, а их глобальное развертывание и способность к масштабному проецированию силы в любом уголке Земли. Опираясь на разветвленную сеть военных баз, большое количество союзов и союзников, глобальное присутствие флота, высочайший уровень морской и воздушной мобильности, США обладают уникальными возможностями наносить удары где угодно и быстро сосредоточивать крупные группировки.

До настоящего времени США сохраняли верность «доктрине двух войн», предусматривавшую способность вооруженных сил вести две масштабные конвенциональные войны одновременно в разных регионах мира. Однако очевидное перенапряжение заставило администрацию Обамы начать пересмотр данной доктрины. В начале 2012 года было объявлено о сокращении военных расходов на 580 млрд долларов суммарно к концу десятилетия и снижении численности вооруженных сил на 100 тыс. человек. Поэтому сейчас предусматривается переход к возможности ведения одной крупной неядерной войны при сохранении способности к одновременному участию в различных асимметричных конфликтах малой интенсивности в других районах земного шара. При этом эпицентр американской военной мощи должен быть перенесен в Азиатско-Тихоокеанский регион — свидетельство того, что США сейчас более всего озабочены контрбалансированием быстрорастущего Китая.

Между тем перенапряжение Америки в военной области очевидно. В 2010 году суммарный военный бюджет США (с учетом дополнительных расходов на ведение войн в Ираке и Афганистане) достиг 786 млрд долларов. Это не только больше оборонных расходов всех прочих стран мира вместе взятых, но и почти 5% всего ВВП страны — доля феноменально высокая для современного развитого государства. Совершенно очевидно, что, имея экономику лишь в 20% от мирового ВВП, США не могут позволить себе длительное время тратить на военные нужды почти втрое больший процент от мировых военных бюджетов. Гипертрофированные высокие военные расходы стали причиной беспрецедентно высокого уровня государственного долга США и в целом современных экономических проблем Америки.

Однако любое значительное сокращение военных ассигнований США (например, вдвое — «до среднемирового» уровня) будет означать фактически полный демонтаж американской системы глобального военного доминирования и наверняка приведет к неспособности американцев служить затычкой в каждой бочке. Американская элита и американское общество не готовы к такому повороту событий. Поэтому они отчаянно цепляются за паллиативные решения в виде провозглашенных Обамой минималистских сокращений, стремясь сохранить высокий уровень военных трат и способность к эффективной «проекции силы» (например, в виде заявленных планов сохранения в строю непременно 11 авианосцев). Неясно, как долго США смогут поддерживать такой порядок вещей чисто экономически, однако очевидно, что в ближайшее десятилетие серьезной эрозии американского военного потенциала не предвидится. И это не сулит врагам Америки (тому же Ирану) в краткосрочной перспективе ничего хорошего.

Китайская Народная Республика

Опасения США по поводу роста военного потенциала Китая не выглядят надуманными. КНР в последние годы целеустремленно конвертирует свои колоссальные экономические успехи в создание современных и мощных вооруженных сил. Пока что неясно, какими видятся китайскому руководству конечные цели своего военного строительства. Хочет ли Китай доминировать в своем субрегионе или он нацелился на глобальную военную роль? Или ставит задачей своего рода психологический военный паритет с США вслед за достижением в будущем паритета экономического (хотя бы по объему ВВП)?

С 1997 года официальный оборонный бюджет КНР непрерывно растет опережающими темпами по отношению к росту ВВП страны. За 15 лет заявляемые китайские военные расходы удесятерились по объему, превысив 100 млрд долларов — это вторые по величине расходы в мире после США. Фактические же военные траты КНР, видимо, еще выше, и оценочно могут достигать 150 млрд. При этом сохраняется тренд роста и на будущее, а самое главное — уровень китайских оборонных расходов к ВВП (что официальный, что предполагаемый) в любом случае остается достаточно невысоким (не более 1,5—2%) и гораздо меньше американского. Это делает даже нынешнее амбициозное военное строительство для КНР не слишком напряженным с ресурсной точки зрения.

Основным ограничением для китайской «четвертой модернизации» остается технологическое. Китай с точки зрения уровня развития военных технологий во многом еще серьезно отстает и от США, и даже от России. Впрочем, и здесь Китай начинает пожинать плоды своего превращения в новую «индустриальную фабрику мира». Практически постоянно поступают сообщения о новых образцах китайской военной техники всех классов, о развертывании массового производства самолетов и кораблей новых типов. Наглядным свидетельством китайских самостоятельных успехов стало начало испытаний в 2011 году прототипа собственного истребителя пятого поколения J-20 — всего через год после начала полетов Т-50 в России. И хотя китайские вооруженные силы во многих областях остаются еще не слишком «продвинутыми», однако ясно, что через пару десятилетий США могут столкнуться в Азии с противником, уже мало в чем уступающим технологически. Тем не менее пока что Китай еще явно не готов принимать участие в «силовой игре» на планете, тем более что вооруженные силы КНР остаются по своей структуре в основном оборонительными, их возможности по «проецированию силы» крайне малы.

Сейчас Народно-освободительная армия Китая — крупнейшая в мире по численности. 2,3 млн человек в регулярных силах и примерно столько же в резервных и парамилитарных компонентах. Наиболее многочисленные в мире сухопутные войска (1,7 млн человек на регулярной службе) насчитывают 18 управлений армий, 35 дивизий (девять танковых, 19 пехотных, три воздушно-десантные, две амфибийные и две артиллерийские) и 52 отдельные боевые бригады (восемь танковых, 24 механизированные и пехотные, три амфибийные и 17 артиллерийских). Местные войска имеют еще 40 пехотных дивизий и 25 отдельных пехотных бригад.

Военно-воздушные силы НОАК насчитывают до 330 тыс. человек, 33 авиационные дивизии и до 5000 самолетов и вертолетов (в том числе до 2000 боевых самолетов). Военно-морские силы, имея до 250 тыс. человек, являются самыми многочисленными на планете по числу вымпелов — до 1000, из которых три атомные ракетные подводные лодки, шесть атомных многоцелевых и 54 дизельные подводные лодки, проходящий испытания авианосец (бывший «Варяг»), два десантных корабля-дока, 25 эсминцев, 47 фрегатов, 230 десантных кораблей и катеров, 52 тральщика, до 100 ракетных катеров. При этом строительство новых боевых кораблей осуществляется в последние годы невиданными темпами. Наконец, в составе НОАК есть еще и ракетные войска, именуемые «Второй артиллерией», — это примерно 120 тыс. человек, до 80 межконтинентальных баллистических ракет, до 150 баллистических ракет средней дальности и большое количество оперативно-тактических ракет.

Военный баланс в заливе

Основным узлом мировых силовых противоречий в 2012 году стала ситуация вокруг Ирана. США полны решимости остановить иранскую ядерную программу и помешать быстро развивающемуся Ирану стать лидером ближневосточного региона. При численности населения до 78 млн человек и ВВП более чем в 420 млрд долларов (а по покупательной способности — до триллиона долларов), Иран уже сейчас является крупнейшим по всем параметрам государством Ближнего и Среднего Востока. При этом в отличие от соседних арабских стран Иран имеет более образованное население и более развитую экономику, а опора на идеологию шиизма дает возможность иранским лидерам распространять свое идеологическое влияние в исламском мире далеко от своих границ.

Хотя номинально Иран содержит крупные вооруженные силы (до 545 тыс. человек плюс 125 тыс. человек в Корпусе стражей исламской революции и 90 тыс. в ополчении «басиджей»), в целом его боевой потенциал невысок. Экономически санкции против Ирана в течение довольно длительного времени и ограничение возможностей приобретать современное вооружение предопределили техническую отсталость ВС страны. Основой военно-воздушных сил ИРИ, к примеру, до сих пор остаются американские самолеты, поставлявшиеся еще при шахе в 70-е годы прошлого века. Опора Ирана на собственные силы в техническом отношении в виде развития национальной военной промышленности до сих пор не принесла желаемых результатов, ибо многие действительно современные и сложные системы страна выпускать не в состоянии. Поэтому Иран делает ставку на методы асимметричной войны, включая баллистические ракеты различных классов, а также набор разнообразных средств для блокады Ормузского пролива (береговые противокорабельные ракеты, малые подводные лодки, малые боевые катера, мины, разного рода диверсионные средства). Видимо, определенное место в ряду этой асимметричной стратегии занимают и планы обзаведения ядерным потенциалом.

США не хотят усиления Ирана, и в этом с ними солидарен Израиль, рассматривающий рост иранского военного потенциала (и возможность получения Тегераном ядерного оружия) как смертельную угрозу своему существованию. Судя по всему, планирование обезоруживающего превентивного удара вошло в завершающую фазу.

Застрельщиком выступит Израиль. Он в состоянии задействовоать до 40 самолетов F-15I и F-16I с высокоточным оружием, которые с дозаправкой в воздухе смогут достичь иранских ядерных объектов при полете по маршруту либо вдоль линии сирийско-турецкой границы, либо через территорию Саудовской Аравии (на что саудиты под американским давлением закроют глаза). Однако с учетом ограниченного потенциала такого израильского удара он, скорее всего, станет лишь первой волной, за которой последуют куда более массированные американские авиаудары (вплоть до «стелсовских» бомбардировщиков В-2) и атаки крылатыми ракетами Tomahawk. Что будет дальше, никто не решится предсказать, но вряд ли это остановит американцев.

Всего США могут привлечь к нанесению ударов по Ирану крупную группировку заблаговременно сосредоточенных к тому времени сил, включая четыре авианосца в Аравийском море и Персидском заливе, а также до 300 боевых самолетов с баз в союзных американцам арабских государствах Залива, не считая стратегической авиации. Архаичные ВВС и ПВО Ирана, скорее всего, не смогут противопоставить ничего существенного высокотехнологичным и имеющим большой боевой опыт американо-израильским силам. Возможности Ирана поддерживать сколько-нибудь длительную блокаду Ормузского пролива с учетом тотального превосходства США на море и в воздухе тоже не стоит переоценивать.

Нефтяные монархии Залива, традиционно находящиеся во враждебных отношениях с Тегераном и боящиеся его возвышения, тоже, скорее всего, активно поучаствуют в действиях против Ирана. Впрочем, хотя совокупная численность вооруженных сил Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна, Катара, Кувейта и Омана достигает 350 тыс. человек, а на вооружении находятся до 550 боевых самолетов, реальная боевая ценность этих американских союзников сомнительна (что наглядно показали недавние не слишком успешные военные похождения саудитов в Йемене). Однако арабских сил (как и относительно небольших авиационно-морских контингентов Великобритании и Франции) будет достаточно, чтобы распылить и без того не слишком приспособленные для ведения современной войны ресурсы Тегерана.

В военном отношении превосходство США и их союзников не оставляет Ирану шансов на успешное отражение собственно авиационно-ракетных «хирургических» ударов. В долгосрочном же плане исход назревающего конфликта будет, вероятнее всего, зависеть от способности Тегерана выиграть время, затянуть процесс сопротивления и успешно использовать асимметричные методы ведения боевых действий.

http://www.odnako.org/magazine/material/show_15746/

Категория: Статьи | Добавил: EV (15.02.2012)
Просмотров: 149 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск